ВзглядЛица

Пятницы ради будущего: Почему зумеры выбирают экологию?

Вдохновленное Гретой Тунберг, поколение 2000-х борется за более экологичный и справедливый мир

Средняя температура каждый месяц бьет все новые и новые рекорды, а черное от смога небо становится привычной картиной для жителей городов по всему миру.

фото: pixabay.com

Согласно нашумевшему отчету Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), человечество рискует столкнуться с необратимыми последствиями. Климатическое бездействие может привести к масштабным засухам, катастрофическому росту уровня моря и, как следствие, голоду и миллионам климатических беженцев.

По словам экспертов, все это станет нашей реальностью, если средняя по Земле температура вырастет на 1,5°C по сравнению с доиндустриальным уровнем (до начала XIX века). Эта угроза требует совместных радикальных действий от общества, правительств и корпораций, которые, как кажется, не вполне осознают опасность глобального потепления.

фото: wikipedia.org|Anders Hellberg

Но есть и те, кому не все равно. Два года назад 15-летняя девочка решила бойкотировать уроки в пятницу, чтобы выйти с одиночным пикетом против изменения климата к зданию шведского парламента. Она сделала то же самое через неделю и на неделе после этого и так каждую пятницу. Все это потому что Грета Тунберг — а речь именно о ней — считает, что новые поколения не должны страдать от безответственных действий тех, кто жил до них.

С тех пор многое изменилось: Грета была номинирована на Нобелевскую премию, переплыла Атлантику на парусной яхте и выступила с докладом в ООН, благодаря чему ей удалось привлечь к проблеме изменения климата внимание миллионов людей. У девушки появилось множество сторонников — от известной писательницы и журналистки Наоми Кляйн и конгрессвумен Александрии Окасио-Кортес до таких же школьников и студентов, как и сама Грета. А их уже полтора миллиона человек по всему миру.

Именно поколение зумеров стало движущей силой нового экодвижения Fridays for Future («Пятницы ради будущего»). Вдохновленные примером Греты, тысячи подростков и молодых людей по всему миру бойкотируют уроки и пары в пятницу, чтобы организовывать пикеты и шествия за климат. Их требование максимально просто — верните нам будущее.

Чего же удалось добиться этой организации за два года существования? И как устроено движение FFF в России?

Манифест

Накануне первой международной климатической забастовки 15 марта 2019 года, координационный совет FFF опубликовал свой манифест в «The Guardian», требуя от политических лидеров разрешения экологического кризиса:

«Мы, молодые люди, беспокоимся за наше будущее. Сейчас человечество является причиной шестого массового вымирания видов, а глобальная система климата находится на грани катастрофического кризиса. Его опустошительные последствия уже ощущаются миллионами людей по всему миру. […] Молодые люди составляют более половины населения планеты. Наше поколение выросло при климатическом кризисе и нам придется считаться с ним до конца нашей жизни. Несмотря на это, большинство из нас исключено из принятия решений на локальном и глобальном уровне. Мы требуем справедливости для всех жертв климатического кризиса в прошлом, настоящем и будущем и поэтому выступаем с протестом. […] Мы требуем, чтобы мировые лидеры приняли ответственность и разрешили этот кризис. Вы подвели нас в прошлом. Если вы не оправдаете наши надежды в будущем, мы, молодежь, сделаем все сами.»

фото: pixabay.com

География и имена

Протесты Fridays for future пока наиболее активны в странах Западной Европы, но массовые климатические забастовки проходили также и, например, в Анголе, Турции, Чили и Индии — странах, на которые приходится основной ущерб климатических изменений, включая экстремальные температуры, наводнения, ураганы и нехватку питьевой воды.

Тем временем, в Германии, США, Италии, Бельгии, Британии и Франции забастовки за климат раз за разом собирают сотни тысяч людей. Например, Нью-Йорке в сентябре прошлого года на акцию протеста вышло 250 тысяч человек.

Интересно, что именно молодые женщины становятся движущей силой климатических акций протеста — Аня Тэйлор в Британии (19 лет), Ванесса Накате в Уганде (23 года), Луиза Нойбауэр (23 года) и Лилли Майстер в Германии (18 лет), Ануна де Вевер (18 лет) и Кира Гантуа (21 год) в Бельгии. Россия не исключение: среди наиболее активных представительниц FFF в нашей стране можно отметить Асю Фомину, Анастасию Сергиенко, Соню Епифанцеву.

Достижения

Грете и ее последователям удалось сломать стереотип об аполитичности молодых людей. Наоборот, мы все чаще слышим от политиков и публичных деятелей о том, что подростки слишком политически активны и вместо заботы о будущем планеты и рассуждений о таких сложных материях как изменение климата должны сосредоточится на домашнем задании и поступлении в университет.

Уже можно говорить о том, что к Грете и движению «Пятницы ради будущего» прислушиваются на самом высоком уровне: помимо нашумевшего выступления в ООН, активистка так же обращалась к французскому и британскому парламентам и делала доклад на Международном экономическом форуме в Давосе. Более того, FFF уже оказывает влияние на публичную политику некоторых стран. В прошлом году под общественным давлением ушла в отставку министр окружающей среды Бельгии Йоке Схауфлике после своего скандального заявления о том, что климатические протесты стали результатом манипулирования со стороны экологических организаций, преследующих собственные политические цели.

Массовые акции протеста, самая многочисленная из которых прошла в Монреале осенью 2019 года и включала как минимум 300 тысяч человек, регулярно проводятся по всему миру. Климатические пикеты продолжалась даже во время карантина — правда, по призыву Греты, преимущественно в онлайн режиме.

Даже само выражение «климатическая забастовка» стала словом 2019 года по версии англоязычного словаря Collins.

В России климатические пикеты и протесты охватили более 30 городов, согласно данным Greenpeace. Представителям движения удалось встретиться и обсудить проблемы экологии со специальным представителем президента по вопросам климата Русланом Эдельгериевым. Активисты также передали советнику президента список своих требований, высказав готовность к сотрудничеству и указав ключевую роль регионов в борьбе с изменением климата.

Но говорить о каких-то конкретных достижениях — даже в том, что касается выполнения Парижского соглашения странами-участницами (первоначальное требование Греты) — пока рано даже в ее родной Швеции, не говоря уже о 188 других странах, принявших условия соглашения. Несмотря на многочисленные слова восхищения и поддержки, ситуация на уровне политических решений в области климата за последние два года изменилась незначительно.

Прямая речь

Интервью с российским активистами Fridays for Future Алексеем Гончаровым из Санкт-Петербурга (21 год) и Асей Фоминой из Архангельска (17 лет).

От интереса к экологии к экоактивизму

Ася: «Кажется, что проблемы экологии волновали меня с самого детства. Я не понимала и раздражалась, когда люди выбрасывали мусор на улице и ломали деревья и рвали цветы. Изменение климата начало волновать меня в 2017 году, тогда я увидела репортаж про голодающего арктического медведя и начала понемногу читать статьи посвященные этой теме. В 2019 году я стала климатической активисткой.»

Ася Фомина|facebook.com

Алексей: «Сейчас я студент, закончил университет телекоммуникаций. Я давно интересуюсь проблемами изменения климата. О Fridays for Future я узнал благодаря контактам со школьным профсоюзом «Ученик», которые тогда занимались организацией FFF в Петербурге, и решил присоединиться, поскольку движение показалось мне очень перспективным. Я понял, что могу помочь, взять на себя часть ответственности. В FFF я в основном занимаюсь организацией пикетов и протестных акций. Кроме того, являюсь соредактором экологического вебсамиздата о радикальной экологической борьбе Taste the waste

фото: Алексей Гончаров|vk.com
Активизм как образ жизни

Ася: «Активизм стал полноценной частью моей жизни. Я разделяю отходы, включая органические; стараюсь жить в стиле „Ноль отходов“ и сокращаю потребление; я веганка. Но самое важное это моя работа. Через личные посты и публикации в соцсетях Экологического Движения 42 я рассказываю людям об экологии, изменении климата, социальных проблемах и конкретных действиях, с которых человек может начать спасение нашего дома.»

Алексей: «Я не считаю, что экологичный «лайфстал» должен быть чем-то обязательным для каждой экоактивистки или активиста. Тем не менее я сортирую вторсырье, стою на позициях веган-аболиционизма, стараюсь избегать авиаперелетов и не покупаю ничего лишнего. Для меня это тоже своего рода активизм, который даёт ментальные основания для более широкого социального действия. Но мне кажется, что необходимо правильно проводить черту между индивидуальным и политическим, представления о которых часто смешиваются в общественном сознании.»

Как работает Fridays for Future

Ася: «У нас нет лидеров, лишь координаторы в городах, которые обладают самым большим опытом и знаниями по теме климата. Они держат связь со СМИ, консультируют активистов. Большая часть общения идет через Твиттер, где каждую пятницу мы пишем о своих пикетах и отправляем слова солидарности другим активистам. Никому до нас не удавалось построить такого масштабного экологического движения школьников. Спасибо нефтяным компаниям и Интернету, что всем мы стали частью истории.»

фото: twitter.com/Fffrussia

Алексей: «Мы поддерживаем связь с отделениями FFF в других странах. Для этого существуют общие чаты, в которых общение ведется на английском. Возможность обмена опытом и информацией с климатическими активистами из других стран можно назвать особенностью FFF. Например, мы общаемся с ребятами из Германии, которые публиковали материал о российском Fridays for Future в своих локальных медиа.

«В России в движении участвуют не только школьники и студенты. По сравнению с Европой, у нас школьникам гораздо сложнее проявлять политическую активность. У ребят возникали проблемы, когда они выходили с пикетами. С другой стороны, есть более опытные и взрослые активисты, которые присоединились к движению, и это плюс.»

Внутри FFF

Ася: «Очень сложно оценить нашу численность. На группу в VK подписано около 2 тысяч человек. На забастовки же выходит довольно мало активистов, примерно человек 30 — 40, но с каждым днем нас становится все больше и это прекрасно!»

фото: Алексей Гончаров|vk.com

Алексей: «Конечно, интерес к Fridays for Future увеличился по сравнению с тем, что было два года назад. Другое дело, что он в основном исходит от СМИ. Публикации в свою очередь приводят к нам заинтересованных людей. В этом смысле важную роль также сыграли Talks for Future — вебинары с учеными и активистами на экологические темы, которые мы организуем вместе с Greenpeace. Помимо Москвы и Санкт-Петербурга, есть несколько очень активных региональных отделений. Например, в Архангельске, Калининграде, Сочи и Череповце. Недавно появилось крымское отделение FFF.»

FFF и мир

Ася: «Я живу в Архангельске и к протестам здесь все уже привыкли, поэтому особенной реакции я не замечала. Родителям многих активистов их деятельность кажется бесполезной и опасной, но это не так. В интернете неподготовленная аудитория говорит о том, что мы бездельники, проплачены, необразованные и тд. Это выглядит смешно и, надеюсь, что уже никого не задевает. В экологических сообществах под публикациями ты всегда встретишь только теплые и искренние слова.»

Алексей: «Изменение климата, в отличие от проблемы мусора, например, многим в России кажется чем-то, что происходит очень далеко и их непосредственно не затрагивает, поэтому приходится объяснять, почему это важно. При этом откровенно негативной реакции — т.е. отрицания изменения климата — я практически не встречал.»

Помимо климата

Ася: «Начав решительную борьбу с изменением климата, мы решим и другие экологические проблемы: загрязнение воздуха, потерю биоразнообразия и разорение лесов, перепотребление и пластиковую катастрофу, даже проблемы, связанные с радиоактивными отходами и эксплуатацией атомный энергетики. К сожалению, многие забывают о социальном корне экологических проблем. Без просвещения и изменения собственных привычек и образа мышления ничего не решить. Без устранения неравенства и социальных проблем ничего не решить.»

Алексей: «Главная экологическая проблема — это капитализм. Но это скорее мое личное мнение, Fridays for Future как организация так говорить не может. Если речь идет о конкретных примерах, то это в первую очередь проблема мусора. Обращаясь в своём призыве к глобальному, мы должны отдавать отчёт, что актуальность формируется из последовательных, стоящих друг за другом, вызовов. Сейчас костью в горле стало санкционирование вырубки леса вокруг Байкала. К этому добавляется добыча полезных ископаемых в местах проживания коренных народов, которая разрушает их традиционный образ жизни, например, кампания вокруг башкирских шиханов. И, конечно, ужасающие своей безответственностью разливы нефти. Норильск стал лишь очередной катастрофой в долгом списке.»

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email