Лица

Почему горит Сибирь? Отвечает профессиональный пожарный

В Якутии огнем пройдены сотни тысяч гектаров леса, в Челябинской области «огненный шторм» — что происходит? Мы связались с руководителем противопожарного отдела Greenpeace России Григорием Куксиным, чтобы обсудить ситуацию.

Григорий Куксин. Фото из личного архива

По данным дистанционного мониторинга системы ИСДМ-Рослесхоз на 13 июля, в Якутии действует 311 пожаров общей площадью более 1 млн 299 тысяч гектаров. В республике прошли небольшие осадки, но прогнозов на улучшение пожарной ситуации «Авиалесоохрана» пока не дает. В Челябинской области тем временем был зафиксирован «огненный шторм», фактически уничтоживший поселки Джабык и Запасное.

Почему горит Сибирь? Чем вызваны пожары? Насколько тяжелая сейчас ситуация? Возможно ли потушить пожары на площади в миллион гектаров? Действительно ли для тушения обстреливают облака, чтобы вызвать дождь? «Экосфера» попросила ответить на эти и другие вопросы Григория Куксина, руководителя противопожарного отдела Greenpeace России и соучредителя Общества добровольных лесных пожарных, пожарного с более чем двадцатилетним стажем.

Э: Григорий, на прошлой неделе вы были вне зоны доступа сотовой связи, на тушении пожаров. В каком регионе вы боролись с огнем?

ГК: Мы были в Якутии в Национальном парке «Ленские столбы».

видео

Э: Какая там сейчас ситуация? Правда ли, что в парке было сразу несколько очагов пожара

ГК: В Ленских столбах было шесть пожаров одновременно. В целом сейчас лучше, наш пожар удалось замкнуть за надежной преградой, огонь больше не распространяется. На месте остались представители Минприроды и авиалесоохраны, наша помощь в этом парке не настолько необходима. Немного улучшилась погода: прошли небольшие дожди, хотя в целом Якутия горит очень сильно. Полностью дожди ситуацию не переломят, но они дают возможность пожарным использовать эту паузу, когда огонь не наращивает площади. Пожарные могут его окопать, но полностью пожар такие дожди не потушат. Тем более что пожаров огромное количество и со многими не велось никаких работ по тушению.

Минполоса, благодаря которой пожарные могут удерживать позиции против огня. Фото: Григорий Куксин, facebook

Э: Сейчас в Якутии, по данным ИСДМ-Рослесхоз, горит более миллиона гектаров леса, это огромная цифра. Почему огонь так распространился? 

ГК: В Якутии большая часть республики — это зона, где можно отказываться от тушения пожаров и, к сожалению, экономическая ситуация у нас в стране такая, что большинство пожаров у нас не тушится. 

Э: Можно ли сказать, что пожары, которые никто не тушит, происходят в труднодоступных местах, куда невозможно добраться пожарным? 

ГК: Конечно, есть места, куда трудно добраться пожарным, даже в места, которые мы тушили возможна доставка только вертолетами или очень долгая доставка по воде. Но люди-то там живут, и, конечно, становятся причиной пожаров. Я сейчас говорю не про пожар в национальном парке, а в целом. Очень много охотников, геологов, нефтяников, ведется нелегальная добыча мамонтовой кости — т.е. человеческой активности много. Также много выжиганий пастбищ и хвороста в лесу. Меня в Якутии поразило отсутствие привычки тушить костры. Возможно, дело в том, что у многих северных народов считается неправильным заливать костер водой и засыпать землей, потому что это обижает духов. И это, конечно, приводит к растущей пожарной опасности. Из-за таких действий возникают произвольно разбросанные по тайге пожары, которых становится всё больше.

Вечерний вид на один из языков пожара в нацпарке «Ленские столбы». Фото: Григорий Куксин, facebook

Э: То есть то, что пожары происходят в труднодоступных для пожарных местах, еще не значит, что они естественного происхождения? 

ГК: В летний период молнии могут становиться причиной пожаров. Тот пожар, который мы тушили в Национальном парке, возник скорее всего из-за молнии, поскольку он разгорелся на вершине горы, в неинтересном для людей месте. Но важно понимать, что большая часть пожаров происходит из-за деятельности людей. Сейчас в якутских СМИ появилась очень опасная риторика, когда их общественная палата призывает вернуть массовую практику выжигания сухой растительности на пастбищах и профилактические выжигания в лесах, потому что им кажется, что они таким образом проводят профилактику пожаров. Но это не так. В современных условиях такие действия только вредят, по крайней мере, по моим наблюдениям. Когда нас перебрасывали к месту пожара на Ленских столбах, на сотни километров нормального, неповрежденного леса мы не увидели. Он весь побит пожарами и вредителями. Вот как раз сейчас в Якутии массовое нашествие шелкопряда. Любое как бы контролируемое выжигание мгновенно превращается в неконтролируемое. В этом регионе, наоборот, нужно бороться с безответственной привычкой выжигания. И ни в коем случае не возвращать эти первобытные практики. 

Огонь на подходах к минполосе. Фото: Григорий Куксин, facebook

Э: На пожарах используется специальная техника, самолеты АН-26 «Циклон», которые оснащены оборудованием, вызывающим осадки. Насколько это эффективно против таких масштабных пожаров?

ГК: Эта функция которая полностью отдана на федеральный уровень. Насколько я знаю, только один такой самолет применялся при тушении пожаров в Якутии, но условия его использования были совсем узкие. То есть его можно использовать только на почти совсем «зрелом» облаке, в котором уже много воды, но которое еще не готово пролиться. Вот тогда туда вводят иодид серебра, который становится точкой конденсации для влаги. Таким образом, облако преждевременно выливается дождем. Но когда встает устойчивый антициклон — а он довольно устойчивый был на всей территории республики — тут хоть сколько расстреливай пустое небо, но если там нет влаги, то она и не выпадет. Это не новая технология, она с 1970-х годов применялась, у нас она известна в основном из-за так называемого «разгона» облаков перед парадами. На самом деле эти облака заставляют вылиться дождем на подходах к Москве, чтоб в столице было солнечно, а осадки выпали за пределами города. Примерно то же самое пробуют делать на пожарах, но если нет зрелых облаков, то эта технология не помогает. Вот сейчас, когда туда прошла облачность и наконец-то прошли дожди, эта технология вполне может использоваться. 

Летчики-наблюдатели Авиалесохраны монтируют на самолете-зондировщике Ан-26 «Циклон» веерную установку для искусственного вызывания осадков с целью дальнейшего тушения лесных пожаров. Скриншот видео: Пресс-служба Федеральной Авиалесоохраны, РИА Новости

Э: Каков ваш прогноз по пожарам в Якутии и в России в целом этим летом?

ГК: Прогноз в целом очень плохой по стране. У нас высокая горимость по многим регионам. Сейчас всех взбудоражила ситуация в Челябинске. Из-за того, что есть жертвы и населенные пункты горят. 

Но плохая пожарная ситуация сохраняется в том числе и в Якутии. Некоторые успехи были, например, у защитников национального парка. Здесь ни в коем случае нельзя умалять работу пожарных, и, конечно, дождь тоже помог. Но он только чуть притушил огонь где-то на кромке, пожар продолжается на огромных площадях, где тлеет лесная подстилка, древесина, валежник. Все эти пожары будут разгораться и будут полностью метеозависимы. Мы же будем успевать спасать только самое ценное. Например, на Ленские столбы мы поехали, потому что Министерство природных ресурсов попросило добровольцев и сотрудников из разных регионов помочь защитить объект Всемирного наследия. Туда стянули все силы, при этом собирали последние отряды, буквально поименно людей перекидывали на тушение — тех, кто освобождался в других регионах. Поэтому все пожары в нацпарке тушили. Но при том, что все резервы страны были задействованы, сил не хватило на то, чтобы несколько сотен других пожаров в Якутии потушить. Защищали только населенные пункты и другие ценные объекты.

В таких условиях справится с задымлением, например, в Якутске пожарная охрана вообще не в состоянии. Когда мы прилетали в город, то буквально соседних домов не видели из-за задымления. И это все в условиях 30-35 градусной жары. Естественно, это очень вредно для здоровья населения. В стране нет ресурсов для того, чтобы тушить леса на больших площадях при высокой горимости. У нас лесное хозяйство, лесная охрана недофинансированы примерно в три раза. Потребность примерно 90-100 млрд рублей в год, причем это должно быть стабильное финансирование. А выделяется около 30 млрд. В этих условиях невозможно содержать штат. Людей не хватает, не хватает квалифицированных специалистов, которые готовы принимать решения и работать на ранних стадиях пожара — парашютистов, десантников. И пока их не хватает, так и будем гореть. Плюс необходима профилактика — у нас до сих пор очень много пожаров возникает по вине людей. 

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Подпишитесь на

Рассылку

Мы обещаем не спамить, только самое важное из Экосферы!

Нажав кнопку «Подписаться», я соглашаюсь получать электронные письма от «Экосферы» и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера в соответствии со ст.18 ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ.

Подпишитесь на новости

Обещаем не спамить, только самое важное из Экосферы!

В наших сетях еще больше материалов по теме «Экология»:

Нажав кнопку «Подписаться», я соглашаюсь получать электронные письма от «Экосферы» и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера в соответствии со ст.18 ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ.