В миреСобытия

Нобелевскую премию по физике присудили за моделирование климата Земли

«Экосфера» обратилась к климатологу Павлу Константинову, чтобы узнать, какую роль работы лауреатов играют для современной климатологии и что значит признание достижений климатической науки на столь высоком уровне.

Скриншот: nobelprize.org

Нобелевский комитет объявил лауреатов премии по физике за 2021 год. Ими стали климатолог Сюкуро Манабе, океанолог Клаус Хассельман и физик-теоретик Джорджо Паризи. Манабе и Хассельмана оценили »за физическое моделирование климата Земли, количественную оценку изменчивости и надежное прогнозирование глобального потепления», Паризи же получил премию »за открытие взаимодействия беспорядка и флуктуаций в физических системах от атомов до планетарных масштабов».

Теперь денежную премию в размере 10 млн шведских крон (около $1,14 млн) разделят между лауреатами: первую половину получат Манабэ и Хассельман, а вторую часть этой суммы — Паризи.

Присуждение Нобелевской премии Манабе и Хассельману — это признание достижений вычислительной климатологии на высочайшем уровне научного сообщества.

Сюкуро Манабе — профессор климатологии и метеорологии Принстонского университета. Именно он одним из первых стал использовать методы компьютерного моделирования для создания моделей изменения климата. Манабе также продемонстрировал, как повышение уровня СО2 в атмосфере приводит к повышению температуры у поверхности Земли. 

Клаус Хассельман — немецкий физик и океанолог, профессор Института Метеорологии Макса Планка в Гамбурге, создавший модель, которая связывает погоду и климат. Таким образом он «ответил на вопрос, почему климатическим моделям можно доверять, несмотря на то, что погода изменчива и хаотична», говорится в заявлении Нобелевского комитета. Именно Хассельман в 1991 году первым использовал словосочетание »климатический кризис». 

О том, что значит вручение премии Манабе и Хассельману, мы спросили Павла Константинова, кандидата географических наук, доцента кафедры метеорологии и климатологии географического факультета МГУ. 

«Обычно климатологи смотрят на нобелевские события со стороны, потому что за всю историю у нас только две премии: это Нобелевская премия мира, полученная Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК), и вторая — это атмосферный химик Пауль Крутцен, который был награжден за исследование озоновых дыр в атмосфере. Эта же неделя начинается с настоящего «фулл-хауса». Вчера были Дэвид Джулиус и Ардем Патапутян, получившие Премию за «открытие рецепторов температуры и тактильных рецепторов». Результаты этих исследований применяются в моделях биоклимата и термического комфорта, с помощью которых наша научная команда оценивает влияние изменения климата на здоровье городского населения. А сегодня премию получил 90-летний Сюкуро Манабе — один из последних, оставшихся в живых, основателей вычислительной науки о климате. Все, что у нас сейчас в телефонах, все машинные прогнозы погоды, все сценарии МГЭИК до конца XXI века, все суперкомпьютерное вычислительное моделирование атмосферы, как для климата, так и для целей прогнозирования погоды — это все результат работы Манабе. В этой радостной новости для меня лично есть легкая горчинка — к сожалению, климатолог №1 отечественной науки, Михаил Иванович Будыко, который был на 10 лет старше Манабе, не дожил до этого момента. Я думаю, если бы он сейчас был жив, то он тоже оказался в списке лауреатов, ведь именно он первым обосновал антропогенное влияние на климат.»

Поделиться:

Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email