Лица

Мерзлота, вода и суслики: Тимофей Раков об исследовании климатических изменений в Горном Алтае

В сентябре этого года экспедиция ученых Тюменского государственного университета, Школы арктического дизайна и ИМКЭС СО РАН отправилась изучать социальные аспекты изменения климата по гранту Правительства РФ «Человек в меняющемся пространстве Урала и Сибири» в Кош-Агачский район Горного Алтая. «Экосфера» встретилась с участником экспедиции, кандидатом исторических наук Тимофеем Раковым, чтобы обсудить, как именно изменение климата повлияло на Алтайский регион, какие новые проблемы и вызовы оно создает для местных жителей и как алтайцы сами воспринимают последствия глобального потепления.

Тимофей Раков. Фото: Алексей Литвинов

Э: Тимофей, привет! Расскажи, как вы выбирали место экспедиции? Все-таки когда мы говорим об изменении климата в применении к России, то на ум приходят либо самый север — Ямал, Ханты-Мансийский автономный округ, Чукотка, либо, наоборот, южная часть страны — Крым, Краснодарский край, Астраханская область…

ТР: Да, во многом это действительно так. Но территория горного Алтая давно интересует ученых — более ста лет геологи, географы и климатологи проводят там экспедиции, анализируя процессы образования ледников, их движение, трансформации ландшафтов. Одним из первых таких исследователей стал ботаник и географ Василий Васильевич Сапожников, оставивший после себя обширный гербарий алтайских растений и огромную коллекцию фотографий Алтая и его жителей. Стоит также пояснить, почему был выбран именно Кош-Агачский район? В каком-то смысле это местность, уникальная даже для Алтая. Район этот высокогорный, расположенный на высоте 1700 м над уровнем моря. Из-за высокогорья здесь распространена вечная мерзлота, климат резко-континентальный, с большими перепадами зимних и летних температур.

Церковь в Кош-Агаче, начало XX века. Фото: В.В. Сапожников

Э: И что это значит в контексте климатических изменений?

ТР: Наблюдения ученых-естественников говорят о том, что климат Алтая меняется и меняется стремительно — быстрее, чем в Сибири или Европейской части России. При этом то, как местное население воспринимает эти климатические изменения, по-прежнему остается практически неизученным. Главной задачей нашей экспедиции было как раз-таки изучить восприятие и способы адаптации к последствиям глобального потепления. Мы хотели выяснить, как меняется погода, животный и растительный мир, а вместе с ними и устоявшиеся способы ведения хозяйства, жилища и транспорт. 

Э: Как проходило исследование? Это были натурные наблюдения? Интервью? 

ТР: Наша команда собрала около 40 интервью с местными жителями. Мы спрашивали, замечают ли алтайцы изменения в погоде, видах животных, населяющих их край, и как они приспосабливают свои дома, дороги и другую инфраструктуру к этим изменениям.

Деревья на фото высажены в 2004 году, в условиях вечной мерзлоты выше они не вырастут. Фото предоставлено участниками экспедиции

Мерзлота

Э: Ты упомянул, что в Кош-Агаче, где вы проводили свое исследование, распространена вечная мерзлота. Наверное, это в значительной степени определяет быт местных жителей?

ТР: Сам термин «вечная мерзлота» не вполне точен. Мерзлота не вечна, и вместе с потеплением климата она активно тает. Но оттаивают такие почвы не одновременно и не в течение всего года, продолжая зимой замерзать. Для жителей это огромная проблема. На Алтае дома на мерзлоте строят с помощью свай, чтобы фундамент здания находился над землей, не передавая тепло в грунт. Однако деньги для того, чтобы строить на сваях, находятся далеко не у всех. Школа в Кош-Агаче (как государственное учреждение) построена на сваях, но большинство домов стоит прямо на грунте. Из-за замерзания воды в грунте почва вспучивается, поскольку объем льда больше объема воды, а при таянии вновь проседает. Поскольку потепление климата — это общий многолетний тренд, то таяние ускоряется и почва проседает на 1-2 см в год. В итоге, дома местных жителей «гуляют» вместе с грунтом, образуются трещины в фундаментах. Из-за этого люди вынуждены каждый год переклеивать обои.

О том, как «ходит» земля под домами нам рассказал в интервью сотрудник местного аэропорта:

- В основном в финских (речь идет о районе, который местные называют «финскими домами») и ближайших районах почва нормальная.
- А где не очень?
- Ближе к центру, там болото ходит, микрорайон рядом. Это зависит от времени года. Я, например, построился летом, поставил дом, двери. А когда зима, все начинает косить, двери не закрываются. На следующий год летом приходит в привычное положение.
- Бывают случаи, что дома начинают разрушаться, и людям приходится переезжать?
- Фундамент уходит вниз в центре и на Луговой улице. Там фундамент поставил, и с каждым годом он потихоньку спускается. Но мне кажется, если дома тут понаставят, это тоже скажется.
Мост, «поплывший» из-за таяния вечной мерзлоты. Фото: Алексей Литвинов

Э: На Крайнем Севере таяние мерзлоты также приводит к заболачиванию. Жители Алтая с этим сталкиваются?

ТР: Да, это другая сторона этой проблемы — превращение льда, который распределен в грунте, в воду. Когда мерзлота оттаивает, грунт заболачивается, поднимается уровень грунтовых вод и образуются озера. Иногда это приводит к исчезновению целых деревень и сел. Например, селение Актал было покинуто 35 лет назад из-за бурения скважин, по которым планировалось подавать воду. Поскольку подача воды там не останавливалась и зимой, то вокруг скважин стала образовываться наледь, из-за которой постепенно разрушались и сами здания. Сложно предсказать, как смогут алтайцы приспособиться к тому, что грунтовых вод станет больше, а почва вокруг их жилищ превратится в болото.

Разрушенные дома Актала с коптера. Фото предоставлено участниками экспедиции

Вода

Э: А помимо постепенного таяния мерзлоты, как еще изменение климата сказывается на Кош-Агаче? 

ТР: Из-за глобального потепления здесь также увеличивается количество осадков. Нужно пояснить, что этот район всегда был скорее засушливым, поэтому доступ к воде играл важную роль. Основное занятие местных жителей — скотоводство. При этом почвы здесь такие скудные, что сложно выращивать даже траву для покоса. В некоторых селах — например, в Новом Бельтире — для орошения используют систему передвижных труб, подающих воду от скважин. По сути, жители создают искусственные заливные луга, на которых заготавливают сено. Поскольку в Новом Бельтире нет рядом реки, то свою скважину имеет даже школа, не говоря уже о местных хозяйствах.

Система «Фрегат», которую местные жители используют для орошения лугов. Фото предоставлено участниками экспедиции

Но климат меняется и становится более влажным. В разговоре многие из местных жителей упоминают участившиеся осадки: один из наших информантов, назовем его Василий (имена информантов сознательно изменены), рассказывал, что за последние годы стало гораздо больше ливней. Некоторые даже точно датируют начало более активных летних дождей — 4 года назад. Кто-то просто отмечает, что влажность климата повысилась. Для кого-то это может быть и благом, как нам объяснила местная жительница Наталья: на сенокосных угодьях ее родственников в этом году выросло много высокой травы. Другие жители, наоборот, жаловались на проблемы, связанные с участившимися дождями:

- В прошлом году осадков было очень много. Эти места даже заболачивались. 
- То есть дороги тоже заболачиваются? 
- Да. Потому что осадков в 5 раз больше. Но в этом году нормально было в летний период.

Э: Интересно. Но, наверное, такие изменения скорее радуют жителей — ты же сам рассказываешь, что вода из-за засушливости здесь очень важна. 

ТР: На самом деле ситуация несколько сложнее, чем кажется. Вместе с приходом воды меняется и фауна. Образование озер из грунтовых вод привлекает птиц, в воде активно размножаются насекомые. Та же Наталья упоминала, что в районе появляются комары, которых раньше не было. Сотрудник аэропорта говорил даже о «желтых и оранжевых комарах», которых он раньше никогда не встречал. Осадки становятся обильнее не только летом, но и зимой. Многие жители рассказывают, что раньше в районе не было снега, его сдувало сильным ветром, но теперь его очень много. Возможно, именно из-за снегопадов в поселения стали заходить дикие животные. Артур вспомнил про медвежонка, который вышел к деревне, а Наталья и ее муж рассказали о том, как волк приходил прямо к загону для скота. По их словам, раньше такого не случалось.

Затопленный стадион. Фото: Алексей Литвинов

Э: Что местные жители делают, чтобы приспособиться к изменению климата?

ТР: Самый заметный способ адаптации — архитектурный. Вместе с увеличением объема осадков меняется и облик зданий, местные жители стали по-другому строить свои дома. Раньше в Кош-Агачском районе крыши делали плоскими — летом практически не было дождей и скаты попросту были не нужны. Однако за последние годы ливневые дожди заставили местных жителей приспосабливаться и строить дома со скатами. Эту связь отмечают и сами люди. Вот что рассказали нам члены семьи скотоводов из селения Кокоря:

- А крыши вы переделали? Насколько я знаю, они раньше были плоские.
- Крыши переделали, чтобы от дождя не протекало. Но раньше, когда дождей меньше было — у всех были без скатов дома, а сейчас стали так делать.
- Давно вы поставили крышу?
- Лет 6 назад.
Новые дома с двускатными крышами. Фото: Алексей Литвинов

Чума и суслики

Э: Один из аспектов таяния вечной мерзлоты, которым часто пугают нас ученые — это «спящие» в ней древние вирусы, не известные науке. На Алтае происходит что-то подобное?

ТР: Нет, насколько мне известно. Но зато вместе с потеплением здесь начинает распространяться вполне знакомая нам бактерия бубонной чумы. В Республике Алтай есть три природных очага чумы: Уландрыкский, Тархатинский, Курайский. Здесь распространен штамм Yersinia pestis subsp. altaica, его основные переносчики — суслики, сурки, монгольская пищуха. Долгое время на Алтае распространялся лишь алтайский штамм. Но с 2012 года впервые начали фиксировать случаи заражения бубонной чумой — тогда культуру этого штамма биологи выявили на трупе суслика. В 2014, 2015 и 2016 годах в Кош-Агаче сообщали о заражении чумой людей. Последний случай даже попал в федеральные СМИ.

Плакат на противочумной станции в Старом Бельтире. Фото предоставлено участниками экспедиции

Важно понимать, что мясо сурков считается на Алтае деликатесом, и раньше местное население активно на них охотилось. С 2012 года постановлением правительства Республики Алтай официально охота на сурков запрещена, как раз из-за появления штамма бубонной чумы. Но браконьерская добыча сусликов и сурков продолжается. Местное населения в курсе того, как правильно разделывать и обрабатывать мясо этих животных, и сами жители связывают случаи заражения именно с нарушением таких правил. Работники противочумной станции также подтверждают, что эти правила действенны.

Э: А как распространение чумы связано с изменением климата? 

ТР: По словам работников противочумной станции, это прямое следствие климатических изменений. За последние шестьдесят лет температура воздуха в районе Кош-Агача поднялась на два градуса. Это потепление создало благоприятные условия для распространения штамма бубонной чумы, и он переместился с приграничных районов Монголии дальше на север, перевалив через Сайлюгемский хребет. Как говорят работники станции, способствовать распространению чумы может и влажность, хотя «специальных работ про это нет». Если среднегодовые температуры и дальше продолжат расти теми же темпами, то микроб чумы может расширить свой ареал обитания.

Въезд в Кош-Агач. Фото: Алексей Литвинов

Э: Местное население как-то объясняет для себя эти изменения, которые мы с тобой обсуждали — распространение бубонной чумы, увеличение количества осадков, таяние мерзлоты? И самое интересное: связывают ли жители Алтая эти события с глобальным потеплением?

ТР: Местные жители предлагают свои оригинальные причины изменения климата. Одни говорят о том, что природа начала меняться после того, как в начале 1990-х археологи нашли «принцессу Укока». Мол, если ее закопать обратно, то изменения прекратятся. Другие связывают изменения в погоде с более размытым представлением о том, что духи природы могут быть недовольны поведением людей. Один информант говорил даже о том, что государства применяют друг против друга «климатическое оружие», вызывающее разные катаклизмы. Небольшая часть жителей все же видит за изменением климата либо влияние человека, либо рассматривает его как естественный процесс, к которому необходимо адаптироваться. Как ученые мы планируем и дальше изучать Горный Алтай и то, как человек и природа взаимодействуют и изменяют друг друга в этом красивом и хрупком крае. Я также хотел бы выразить безмерную благодарность моим коллегам, без которых эта экспедиция никогда бы не состоялась: Александру Сорокину, Андрею Виноградову, Алексею Литвинову, Александре Раевой, Анастасии Минлишевой, Алексею Буллеру, Кириллу Устинову.

Вечная мерзлота тает. Как измерить ее состояние и адаптироваться к разрушительным последствиям?

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Подпишитесь на

Рассылку

Мы обещаем не спамить, только самое важное из Экосферы!

Нажав кнопку «Подписаться», я соглашаюсь получать электронные письма от «Экосферы» и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера в соответствии со ст.18 ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ.

Подпишитесь на новости

Обещаем не спамить, только самое важное из Экосферы!

Нажав кнопку «Подписаться», я соглашаюсь получать электронные письма от «Экосферы» и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера в соответствии со ст.18 ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ.