Взгляд

Возвращение волков в Йеллоустон. Как реинтродукция хищника изменила экосистемы и природоохранную политику?

История об истреблении и последующем возвращении волка в Йеллоустонский парк стала символом трансформации отношений человека и дикой природы в XX веке. Успешный эксперимент доказал возможность управления сложными биологическими процессами. Но возвращение волков в парк также позволило увидеть множество проблем, связанных не только с вопросами реинтродукции, но и с политическим, социальным и этическим контекстом. Разбираемся, что нам в действительности показала эта история и чему мы благодаря ей можем научиться.

Фото: canva

Как и почему был истреблен волк в Йеллоустонском парке?

Йеллоустон — первый в мире национальный парк. Он был основан в 1872 году и занимает площадь около 9000 кв.км и принадлежит трем штатам США — Вайоминг, Монтана и Айдахо. Знаменит он одноименным «супервулканом», который, по оценке NASA, представляет угрозу для всего человечества, а также богатой и разнообразной дикой природой. Каждый год миллионы туристов приезжают сюда, чтобы увидеть самое большое гейзерное поле в мире и понаблюдать за волками, бизонами, медведями-гризли в естественной среде обитания. Йеллоустон остается самым известным и посещаемым парком в США. Про него сняли множество документальных фильмов и недавно даже выпустили телесериал

Йеллоустон, как и другие парки, появившиеся в XIX, начале XX веков — Йосемити, Гранд Каньон, Глейшер, был открыт как красивое место для туристов, и природоохранные задачи таких территорий еще не были определены. Даже когда в 1916 году учредили Службу национальных парков США (U.S. National Park Service) и подписали закон, регулирующий деятельность парков (Organic act), их миссия все еще сводилась к сохранению красивых пейзажей:

«…сохранять пейзажи, природные и исторические объекты, дикую природу в них; обеспечивать пользование ими таким образом и с помощью таких средств, которые оставят их нетронутыми для возможности наслаждения будущими поколениями». 

Бизоны, пасущиеся на просторах парка. Фото: Flickr, Yellowstone National Park

Национальные парки еще на протяжении длительного времени будут восприниматься как управляемая природа, и человеческое вмешательство будет считаться легитимным — изгнание коренных народов, борьба с хищниками, тушение пожаров, контроль численности копытных продолжат трансформировать ландшафты Йеллоустона даже после открытия парка. Конечно, чтобы сохранить некоторые виды животных в 1883 году были изданы специальные правила, запрещающие охоту в парках, но они не касались волков и других хищников. Их продолжали уничтожать, как конкурентов за охотничьи ресурсы и угрозу для домашнего скота. Примерно к 1930 году в Йеллоустоне были полностью истреблены пумы, практически исчезли койоты и, хотя медведей пощадили, их численность также значительно сократилась.

Волков истребляли особенно жестоко, как замечает исследователь Барри Лопез, с почти религиозной ненавистью: «Волки были замаскированными дьяволами. Они действительно убивали домашний скот и лишали людей средств к существованию. Но на более глубоком уровне их истребление было связано с отношением к дикой природе». 

Волки для европейских колонистов олицетворяли опасную и дикую природу, которая не может быть приручена и использована как хозяйственный ресурс. Лес должен быть срублен ради древесины, олень — стать объектом для охоты, дикие ландшафты — превращены в пейзажные парки. Волка же не удавалось включить в новые экономические отношения — он был лишним элементом, а значит должен был исчезнуть. Последний волк Йеллоустона был убит в 1926 году.

Волки, убитые в 1916 году на территории Йеллоустонского парка. Фото из статьи «Экологический и исторический контекст возвращения волка»

Зачем волка решили вернуть в Йеллоустон?

Об идее возвращения волка в Йеллоустон всерьез заговорили только во второй половине XX века. Во многом это было связано с тем, что начало меняться отношение к природе и, как следствие, представление о назначении охраняемых природных территорий и способах управления биологическими процессами в них. Знаменитый биолог Альдо Леопольд стал одним из первых, кто заявил о необходимости «естественного регулирования», которое предполагало минимальное вмешательство человека и сохранение изначального состояния экосистем. Он же впервые задался вопросом о возможности возвращения волков в Йеллоустон. В 1973 году специальная комиссия включает хищника в список исчезающих видов, начинаются длительные дебаты и разработка плана по реинтродукции.

Одним из главных обсуждаемых вопросов было то, как повлияет возвращение волка на популяцию оленей в Йеллоустоне. Активное уничтожение хищников, борьба с пожарами, защита от браконьеров привели к тому, что уже в 1940 году популяция копытных выросла настолько, что оценивалась как избыточная. Увеличение числа оленей сильно влияло на состояние экосистемы парка: осина, тополь и ива страдали от чрезмерного выпаса, сокращались популяции бобров, вилорогов и других мелких животных, берега рек деформировались из-за эрозии почв. Чтобы предотвратить деградацию, было принято решение искусственно контролировать численность оленей — с 1934 до 1968 года около 70 тыс. животных были убиты или вывезены для разведения в другие парки. Эти действия позволили снизить ущерб, но позже программа была свернута, и эксперты обратились к идее реинтродукции волка.

Вывоз оленей из Йеллоустонского парка в целях контроля численности популяции. Фото: Flickr, Yellowstone National Park

Первый план восстановления волка в Йеллоустоне был опубликован в 1987 году, но встретил сопротивление как среди общественности, так и среди ученых. Фермеры не хотели возвращения хищника, с которым им с таким трудом удалось справиться. Некоторые ученые считали, что для интродукции был выбран чужеродный, более агрессивный вид канадского волка. Природозащитники настаивали на естественном расселении волков из соседних регионов, так как по условиям программы реинтродукции за пределами парка на животное можно было охотиться. После исследований, экспертных оценок и прогнозов, общественных обсуждении, долгих споров и судебных процессов план восстановления был наконец принят. В январе 1995 года в Канаде были выловлены первые 14 волков, а в марте их после акклиматизации выпустили в парк. В 1996 привезли и отпустили на волю еще 17 животных. Именно они основали новую популяцию волков Йеллоустона.

Волк ожидает выпуска из транспортировочной клетки. Фото: Flickr, Yellowstone National Park

Несмотря на сомнения многих экспертов, присутствие волка привело к возрождению экосистемы Йеллоустона. Численность оленей начала сокращаться, что позволило древесной растительности почувствовать себя лучше. Вместе с деревьями появились бобры, которые реабилитировали болотистые и речные системы. Волки способствовали сокращению популяции койотов, что благоприятно сказалось на численности более мелких животных, таких как мыши, зайцы, хорьки, лисы. Волки, охотясь на оленей, запустили цепную реакцию и трансформировали всю окружающую среду. Подобное воздействие одного вида на состояние всей экосистемы через опосредованные пищевые связи называется «трофический каскад». История волков Йеллоустона является эталоном этого явления, своего рода «дрозофилой» трофических каскадов.

Трофические взаимодействия в экосистеме Йеллоустона

Тем не менее среди ученых нет согласия по поводу роли волка в восстановлении экосистемы Йеллоустона. Некоторые исследователи отмечают, что сокращение поголовья оленей началось естественным образом еще до появления хищников. Также по данным до 2005 года в северной части парка численность оленей после реинтродукции действительно снижалась, но волки не были доминирующим фактором. Одновременно с восстановлением популяции волков происходил рост числа медведей и пум, которые также охотились на оленей. В таких сложных и биологически разнообразных системах, как Йеллоустон, нельзя делать простых выводов о корреляции между возвращением волка и численностью оленей. По мнению многих ученых, роль волка в возрождении ландшафта парка может быть сильно переоценена.

Чему нас научила история возвращения волка?

Реинтродукция волков в Йеллоустон была уникальным научным экспериментом. Немногие аналогичные программы завершались успехом, поэтому полученные данные являются особенно ценными для восстановления популяций редких видов таким способом. В России также разрабатывались программы возвращения волка в те регионы, где он был истреблен в рамках различных проектов природопользования. Особенный интерес вызывал метод реинтродукции хищников, выращенных в неволе. Но в 2000-х численность волков по некоторым данным восстановилась до довоенного уровня, большинство научных исследований прекратились, а волков продолжили программно истреблять.

В Йеллоустоне же, несмотря на восстановление популяции, интерес к волкам сохраняется: новые наблюдения, неожиданные выводы и бурные дискуссии вокруг этой темы продолжаются до сих пор. В 90-х годах в рамках программы реинтродукции к работе были привлечены десятки охотоведов, биологов, генетиков, университетов, природозащитных организаций, которые совместными усилиями подготовили два отчета по итогам исследований. Они легли в основу огромного количества самых разнообразных работ по поведению, генетике, болезням, паразитам, пространственной и социальной организации животных.

Один из черных волков, выпущенных в парке. Фото: Flickr, Yellowstone National Park

Очень важными стали открытия, которые касались наших компаньонов — домашних собак. Благодаря генетическим исследованиям было обнаружено, что черные волки, так часто встречающиеся в Йеллоустоне, возникли благодаря скрещиванию дикого волка и чёрной собаки несколько тысяч лет назад. Также у волков Йеллоустона была обнаружена генетическая мутация, которая встречается у домашних собак. Её аналог у человека приводит к определенному расстройству личности, которое характеризуется гиперсоциальным поведением. Ученые полагают, что эти мутации могут дать ключ к истории одомашнивания собак — возможно, именно они «позволили людям подружиться с гиперсоциальным и ничего не подозревающим волком».

Но исследования рассказали не только о природе и социальном поведении волков. Трансформации экосистемы парка, запущенные реинтродукцией, до сих пор представляют для науки большой интерес. Йеллоустон был идеальным местом для изучения динамических систем межвидовых отношений и функционирования трофических каскадов. Экосистема парка детально изучена — наблюдения за видами, там обитающими, производились непрерывно и на протяжении десятков лет, некоторые начаты с самого открытия парка. А несколько программ реинтродукции и разведения различных видов (в том числе бизона) превращают Йеллоустон в огромную лабораторию терраформинга, где продолжается уникальный эксперимент по «естественному управлению» дикой природой.

Важно и то, что Йеллоустон оказался не только научной лабораторией, но и политической. Возвращение волков привело к длительным дебатам между фермерами, учеными, лидерами природозащитных организации и профсоюзов, политиками и местными жителями. Судебные тяжбы и многолетние споры (некоторые продолжаются до сих пор) сильно усложняли процесс — некоторые ученые даже полагали, что волки бы заселили парк самостоятельно, а реинтродукция не стоила подобной политической вражды. Тем не менее, эти дискуссии показали, как устроено природоохранное законодательство, как вовлекаются в принятие решения различные силы, насколько судьба популяции, а иногда и всего вида, зависит от того, смогут ли различные стороны договориться.

Волки Йеллоустона с добычей. Фото: Flickr, Yellowstone National Park

Йеллоустонский эксперимент показал, что в некоторых случаях человечество все еще может исправить свои прошлые ошибки. Но он также позволил увидеть, насколько сложно управлять природой — не только из-за неопределенности трофических каскадов, но также из-за непредсказуемости политических процессов. Благополучие волков, а возможно, и всего Йеллоустонского парка, зависело от того, чьи заявления приобретут наибольший вес, чьи аргументы окажутся наиболее убедительными. Так, на общественном обсуждении в ответ на возмущения фермеров один из участников сказал: «Ничей личный интерес не важнее выживания вида». Возможно, в этом утверждении скрывается главный урок и вопрос Йеллоустона — может ли волк представлять ценность сам по себе, не как экономический ресурс или необходимый элемент «естественного регулирования», и можем ли мы увидеть его участником дискуссии, обладающим своими интересами и правом на выживание?

Зачем нужны Особо охраняемые природные территории (ООПТ) и как их сохранить

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email