Лица

Zero waste по-французски: личный опыт

Елена, участница нашего челленджа Waste time, рассказала как обстоят дела с переработкой и раздельным сбором во Франции.

Елена Семинская. Фото: Елена Семинская

Многие российские сторонники безотходного образа жизни часто сокрушаются, что у нас в стране организовать его практически невозможно — в отличие от европейских стран. Елена, физик-инженер, рассказала «Экосфере» о своем опыте перехода на Zero waste и тех экологических проблемах, с которыми ей пришлось столкнуться во Франции. 

Э: Давно ли вы живете во Франции? Как там в целом обстановка с раздельным сбором? Есть единая система сбора или каждый оператор сам определяет сколько контейнеров устанавливать? 

Елена: Во Франции я живу уже 18 лет. Правительство раздельный сбор здесь никак не рекламирует, всё на добровольном уровне. В некоторых городах, особенно в больших, есть специальные муниципальные фирмы по сортировке, а в маленьких городах такого нет. Единой организованной сортировки нет, и системы у всех разные. Даже количество контейнеров у всех разное. В нашем городе есть отдельный контейнер для мусора, который не сортируется и не перерабатывается. Есть контейнер для пластика, для бумаги картона и алюминия. Ещё один контейнер для стеклянной тары — это три контейнера, которые вывозятся специальной машиной в определённые дни, их выставляют на улицу. Кроме этого, есть контейнеры для одежды, обуви, сумок  — туда нужно ездить самим всё выбрасывать.

Ещё у нас ездит машина и собирает раза два в месяц так называемый зелёный мусор. Дело в том, что во Франции нельзя жечь ничего у себя в саду — в том числе листья и ветки. Поэтому, если во дворе нет компостера, то весь этот мусор складывается в разлагающиеся картонные сумки, которые мэрия города выдает бесплатно. Потом эти сумки ставятся на улице и грузовик их забирает. И последняя категория — примерно раз в месяц жители могут выбрасывать на улицу перед домом очень большой мусор, например, старый диван или раковину, в общем, такой мусор, который не влезает в обычный контейнер. Поэтому раз в месяц улицы французских городов выглядят достаточно странно.

В некоторых городах Франции мэрии пытались установить контейнеры с именными бейджиками — в этом случае обязательно нужно сортировать, и за неправильную сортировку люди получают штрафы. По бейджику можно было выкидывать только определенное количество мусора, и если вес зашкаливал, то люди платили больше налогов на мусор. Знакомые, которые пользовались баками с бейджиками, говорят что не очень хорошо это работает, потому что некоторые люди просто оставляли мусор перед контейнерами или ездили в соседние города, где нет такой системы и выбрасывали там. Так что дальше эксперимента эта система не зашла. 

Фото: Елена Семинская

Э: Есть ли штрафы за неправильную сортировку? У всех ли есть компостеры?

Елена: Нет, так как сортировка мусора — дело добровольное, то никаких штрафов нет. Все платят одинаковые налоги на сбор мусора в зависимости от количества людей, которые проживают в квартире или доме. Вот у нас мусора мало, но платим столько же сколько все остальные. Компостеры это большая редкость. У нас в доме его три года назад бесплатно установила муниципальная фирма, которая занимается сортировкой.  Для жильцов больших домов всё это делается бесплатно, предоставляются ведёрки, которые ставятся на балконах или в квартире, ящики для компоста. Объясняют, что туда нужно выбрасывать, и даже первая сборка компоста проходит вместе с представителями фирмы-установщика. У людей, которые живут в своих домах, тоже есть компостеры, но далеко не у всех, потому что это не очень простое дело. Есть ещё те, у кого компостеры со специальными червяками. Такие компостеры даже в квартирах ставят, они довольно чистые, хорошо выглядят и не пахнут. 

Ящики с компостом. Фото: Елена Семинская

Э: Почему вы начали сортировать мусор на фракции? Это была «вынужденная необходимость» или для вас важна забота об окружающей среде?

Елена: Когда я приехала во Францию в 2002 году, здесь уже была сортировка мусора, но я тогда жила в студенческом общежитии, там этим никто не занимался. Окружающая среда меня волновала еще в детстве, во мне воспитали любовь к природе, но количество мусора меня тогда не заботило. И только 10 лет назад, когда я снимала квартиру очередную, ее владельцы мне объяснили, что нужно сортировать, показали, где контейнеры, что нужно класть в специальные сумки — в том городе это было обязательно. А года четыре назад, когда я стала жить с мужем, он выносил мусор и постоянно жаловался, что его слишком много. Мы решили, что-то с этим надо что-то делать.

К сожалению, из моих знакомых даже сейчас очень мало тех, кто сортирует мусор — жалуются, что трудно. Хотя Франция в прошлом году облегчила сортировку: вся упаковка от съестного идет в один и тот же контейнер, неважно сделана из бумаги, картона, металла или пластика. К сожалению, люди думают, что всё это перерабатывается. На самом деле нет. Это делается, чтобы люди не задумывались и выбрасывали всё, что от съестного, в переработку, а там уже фирма по сортировке сама разберётся. 

Э: Как в целом ваши соседи и жители вашего города относятся к сортировке? 

Елена: За всех не могу сказать. Люди, которым всё равно, ничего не делают, а те, кому не всё равно, стараются сортировать хорошо. Но, например, чтобы установить компостер в нашей резиденции, нужно было голосовать, и большинство проголосовало «за». Компостер стал пользоваться большим успехом. Инициатива была от нас с мужем, и мы даже не ожидали, что столько соседей заинтересуются.

Э: Сколько всего мусорных ведер у вас дома? Сложно в них ориентироваться и не путать, какие отходы куда отправляются?

Елена: У нас в квартире стоит всего два ведра. Одно маленькое ведро — это для того, что не перерабатывается. Сейчас у нас в этом ведре только одноразовые памперсы моей дочери, мы его выносим раз в неделю. А раньше такая мусорка у нас два месяца могла стоять. И вторая мусорка побольше — это для перерабатываемого мусора. Здесь у нас в основном бумага, потому что дети любят рисовать, и стеклянные бутылки. А пластиковой тары там практически нет, очень редко бывает. Еще есть третья маленькая мусорка на балконе — для компоста. Это очистки от свежих овощей и фруктов, туда можно ещё выбрасывать заварку от чая или кофе и скорлупки яиц, если их измельчить. В компостном баке это смешивается с вторичным мусором: ветками, листьями, сухой травой, чтобы получился компост. Сложно ли ориентироваться в наших мусорках?  Взрослым — нет. Сыну мужа 11 лет почти, он еще иногда ошибается.

Э: Готовите ли вы как-то мусор к переработке? Моете пластиковые и стеклянные емкости, сдираете этикетки? 

Елена: Зелёные отходы нет, хотя можно было бы. Например, если ножка от брокколи или кочерыжка от капусты, то ее лучше порезать, но мы не режем. Скорлупки от яиц просто в руках сминаем. Тару мы тоже никак не моем, потому что у нас только сок или вино, то есть бутылки уже чистые, поэтому нет, ничего не моем, этикетки не отдираем, это не нужно. Во Франции, по крайней мере. Так что все предельно просто. 

Э: У вас на балконе небольшой «сад с огородом». Вы всегда увлекались растениеводством или решили этим заняться потому, что есть стационарный компостер? 

Елена: Спасибо за комплимент по поводу сада с огородом. На самом деле, нам совершенно некогда этим заниматься. У нас там растут дубы, мы нашли желуди в лесу и посадили, чтобы дети посмотрели, как они растут. И ещё мы посадили растения для полинизаторов, то есть для бабочек, для пчел, шмелей и других насекомых. Эти растения дикие, без больших цветов. Что хорошо, ведь их очень мало нужно поливать, и цветут они несколько раз в год, иногда даже поздней осенью, в ноябре. Есть ещё два кустика помидоров из компоста. Это оказался помидор черри, который дал четыре маленькие помидорки — вкусные, кстати, были. Но скорее это не компостер, так сказать, развил садоводство во мне и в муже, а наоборот. Мы знаем, что компост нужен для удобрения земли, поэтому мы так агитировали за установку компостера.

Дикие цветы на балконе. Фото: Елена Семинская

Э: Были ли какие-то приятные сюрпризы или новые знания, которые вы получили благодаря раздельному сбору и компостированию?

Елена: Как я выше сказала, благодаря компостированию выросли помидоры. ЧТо касается знаний, компостирование — это достаточно сложно и это интересно. Например, нам объяснили, что зелёный мусор перерабатывается бактериями, а коричневый мусор — грибами, поэтому нужно и то и то, чтобы получился компост. Также благодаря раздельному сбору, у нас с мужем хорошие знания о том, что реально перерабатывается, а что переработке не подлежит, даже если оно пока собирается как перерабатывемый мусор.

Э: Знаете ли вы, куда отправляется ваш мусор из контейнеров у дома? 

Елена: Не весь мусор, который отправляется в баки для переработки, действительно перерабатывается. Лучше всего перерабатывается картон и бумага — примерно 70%, стекла перерабатывается 60%, алюминия — 50%, и, наконец, пластика — только 29%. Мусор из контейнеров у дома отправляется в муниципальную фирму, которая существует за счет налогов, в этой фирме происходит сортировка и  утилизация. Там также есть контейнеры и для одежды и всего остального, можно туда приехать выбросить неформатный мусор. Могу рассказать о том, что перерабатывается, а что не перерабатывается. Начну со стекла. Стекло перерабатывается отлично, но дело в том, что для его переработки стекло нужно расплавить полностью, а температура плавления стекла очень высокая, что для окружающей среды не очень хорошо. В идеале стеклянную тару хорошо бы снова использовать, как в советские времена, когда был сбор бутылок.

Я пыталась узнать, почему этого не существует во Франции, даже предлагала продавцам на рынке, которые продают яблочный сок и сами его разливают: «Давайте я буду вам бутылки обратно приносить». Но условия очистки этих бутылок такие жесткие, что продавцам и производителям невыгодно мыть бутылки, а выгоднее использовать новые. Представляете, какой это абсурд для окружающей среды? По идее, бутылки должны быть стандартными по всей стране и чтобы существовали отдельные фирмы, которые занимались бы очисткой этих бутылок. Например, в Бельгии есть пивоварня, где используют моющиеся бутылки: тару возвращают, они ее моют и снова пиво в неё наливают. 

Картон и бумага перерабатываются неплохо, но во Франции недавно закрыли последний завод по переработке макулатуры, то есть получается, что мусор отправляется в другую страну для переработки, а это дополнительные выбросы углекислого газа. И потом эта переработанная бумага опять возвращается во Францию, то есть снова транспортировка.

С алюминием проблема в том, что его тоже нужно расплавить. Температура плавления, конечно, гораздо ниже стекла, но на это нужно немало энергии. Не весь алюминий хорошо перерабатывается. Например, есть пакетики от фруктового пюре, сверху они из алюминия, а внутри — слой пластика, поэтому они не перерабатываются.

Самый «плохой ученик», как говорят по-французски, это пластик. Проблема с пластиком в том, что в нём очень много компонентов. В базовой полимер добавляют, например, краску или затвердители. Причём этот состав на упаковке не указан, только базовый полимер. Перерабатывать можно чистый пластик, то есть одна основа, без красителя и других добавок. Например, существуют благотворительные ассоциации, которые собирают разноцветные пластиковые крышки из-под бутылок. Эти крышки потом продаются в фирмы специальные, а благотворительные ассоциации получают деньги, думая, что эти крышки перерабатываются. К сожалению, это не так. Пока никто не умеет перерабатывать цветной пластик.

Самый «плохой ученик», как говорят по-французски, это пластик. Проблема с пластиком в том, что в нём очень много компонентов.

Единственное, когда я говорю о переработке, то я имею в виду, что снова сделать из этого пластика, например, крышку  невозможно. Можно его измельчить и превратить в какой-то ещё предмет, например, в стул. Есть маленькие заводики во Франции, которые этим занимаются. Но такие предметы, во-первых, это небольшое производство, во-вторых, пластиковый стул разноцветный получится. Может, кто-то с нестандартными вкусами это и купит. А для дома такой стул никому не нужен.

Что точно перерабатывается на 100% — так это прозрачные бутылки, на которых написано ПЭТ. Поэтому, если есть выбор купить что-то в разные тары, то лучше всего покупать в прозрачной таре. Пластик обычно перерабатывается всего один раз, но ПЭТ-бутылка перерабатывается неограниченное количество раз. 

Э: Как вы в повседневной жизни заботитесь об окружающей среде? Стараетесь сокращать свой углеродный след? Придерживаетесь концепции zero waste?

Елена: Как я уже рассказывала, муж попросил меня найти какие-то способы, чтобы уменьшить количество упаковки. В результате я нашла магазин, который продает в свою тару. Этот магазин позволил нам избавиться от всех упаковок от шоколада, от риса, от макарон — огромный объем упаковки. В этом магазине ещё продают также продукты на разлив, которые не нужно хранить в холодильнике: есть масло растительное разное, уксус, кокосовое масло, масло каритэ, горчица, кетчуп — в общем, очень многие продукты. Овощи и фрукты мы стали покупать только на рынке. Я прихожу с большой сумкой и прошу продавца сложить мне все по возможности без пакетов. Яйца тоже покупаем на рынке, для них есть специальный контейнер. Мясо и рыбу тоже в контейнер стеклянный покупаем. В результате от съестного у нас осталась тара только от яблочного сока и вина. Естественно, когда мы покупаем продукты, то следим, чтобы они были местные. 

C продуктами гигиены и ухода за домом у нас всё сведено к минимуму. Я пыталась сама делать разные гигиенические средства, но во-первых, это сложно и занимает много времени, а во-вторых, некоторые ингредиенты совершенно не экологичные и дорогие. В общем, мы вернулись к готовой продукции. Поскольку во Франции продажа косметических средств в свою тару запрещена, в первый раз вы покупаете тару, на которой написаны название и состав, в магазине, а потом уже в следующие разы с ней приезжаете. Шампунь и гель для душа я покупаю на разлив, а мыло беру кусковое, марсельское, вообще без тары. 

Вместо зубной пасты мы используем зубной порошок, как в советские времена. Я его делаю из карбоната кальция и белой глины. Это очень полезно и зубы очищаются просто отлично. В качестве дезодоранта мы используем эфирное масло пальмарозы, его хватает очень на долго. Для ухода за кожей я использую местное растительное масло, покупаю розовую воду в стеклянной бутылке и сама делаю  из этих компонентов водоэмульсионный крем. Для губ я использую масло каритэ. 

Средства для ухода за домом я тоже пробовала сама делать, но эти рецепты не подошли. Современные машинки так сделаны, что, например, мыло использовать нельзя, потому что оно забивает трубы, лимонную кислоту тоже нельзя — она разъедает некоторые детали. В результате я вернулась к промышленным продуктам, которые мы тоже покупаем на разлив. Хотела ещё сказать по поводу капсул для посудомоечной машинки: эти пакетики якобы биоразлагаемые, но на самом деле они не разлагаются до конца. Получается микропластик, который невозможно отфильтровать, и он оказывается в окружающей среде. Кстати, то же самое насчёт биоразлагаемых пакетов. На настоящих биоразлагаемых пакетах должно быть написано HOME, то есть разлагающиеся в обычных условиях, при нормальной температуре и влажности воздуха.

Остальные покупки мы тоже стараемся сводить к минимуму. Не покупать нового, когда есть возможность купить что-то подержанное. Если обязательно нужно купить что-то новое, то смотрим несколько критериев, чтобы, например, произведено было во Франции или хотя бы Европе, чтобы было минимум упаковки. 

Также мы экономим свет и воду, но этому, по-моему, нас ещё в школе учили. С транспортом мы не экологичные. У нас ребёнок живет на две семьи, то есть он неделю у нас, неделю у своей мамы. Муж работает далеко и переехать он не может, а у ребенка одна и та же школа, поэтому он ездит в день 160 км на машине. Но мы скоро, наверное, переедем поближе к работе мужа, и ситуация изменится. Ещё есть банки. Можно узнать, во что тот или иной банк вкладывает средства. И во Франции есть два банка, которые очень рекомендуют, потому что они поддерживают только экологичные программы или там каких-то фермеров. У нас есть цель перейти в один из таких банков. Пока что нет такой возможности из-за кредитов. 

Э: Как вы относитесь к переработанным материалам в моде и других областях?

Елена: Хорошо отношусь, потому что если мусор не используется в качестве вторсырья, то он или зарывается, или сжигается. Но ещё лучше, если этот мусор сократить по максимуму по возможности. 

Э: Какие экологические проблемы помимо мусора волнуют вас больше всего?

Елена: Загрязнения во всех областях, не только мусором, но ещё и загрязнение воздуха, загрязнение воды. Во Франции, к сожалению, в прошлом году было много экологических происшествий. Например, сгорел склад с химической продукцией на одном из заводов в Руане. Там закрыли школы, фермерам было запрещено продавать продукцию. Но этому заводу ничего не было, он продолжает работать, несмотря на то, что было установлено, что причина происшествия в том, что на складе не соблюдались условия хранения. Несколько раз были новости о выбросах в реки от строительных компаний и химических заводов. Это приводило к мору рыбы, мэры этих городов просили, чтобы префектура организовала расследование, чтобы виновные были наказаны, и ничего — производителям и предпринимателям всё сходит с рук.

Естественно, беспокоит загрязнение воздуха транспортом — мы с мужем работаем в автопроме. Сейчас рекламируют электромобили и машины на водороде. Наша фирма сейчас как раз водородом интересуется. Но, как показывают исследования, электрические машины более экологичны, только если они используются как такси, то есть если на них постоянно ездят. Проблемы с электрокарами ещё в том, что, во-первых, это тоже новые машины, а лучше ездить на старой машине, пока она не умрет, чем покупать новую. Во-вторых, всё очень зависит от состояния машины и стиля езды. Загрязнение — это не только выхлопные газы. Например, когда вы тормозите, от сцепления между шинами и дорогой выделяются микрочастицы, они тоже загрязняют воздух. 

Глобальное потепление очень волнует. У нас во Франции очень жаркое лето последние годы. В этом году даже осенью было очень жарко. Но я не могу сказать, что у меня однозначная точка зрения по поводу того, виновато ли человечество в глобальном потеплении. Я верю только тому, что я наблюдаю. Я вижу, что загрязняется воздух, загрязняется вода, но для меня не очевидно, что именно человеческая деятельность привела к глобальному потеплению. Но оно меня волнует вне зависимости от того, человек это в этом виноват, или нет. У меня дети, а я не знаю сколько осталось жить человечеству.

Если я вижу, что человек совершенно не в теме переработки, то я не буду ему что-то навязывать. Это самый простой способ потерять друзей.

Еще нужно учесть, что мы живем в таких странах, которые могут позволить себе заботу об окружающей среде, но ведь большинство людей живут в условиях, когда у них даже нет электричества. Их экологические проблемы не волнуют, им бы выжить. Власти таких стран готовы использовать любые источники, чтобы энергия была более доступной. Обычно это самая грязная энергия, потому что те, кто борются просто за то, чтобы выжить, им не до экологии.

Я считаю, что каждый должен что-то делать по мере своих возможностей, не обвиняя других, не ожидая чего-то от других или властей. Некоторые говорят, что в таком случае это просто самоуспокоение, снимается чувство вины — возможно. Я пытаюсь не навязывать. Те, кто приходит в гости, видят, как мы живём, если их это заинтересовало, они задают вопросы. Я с удовольствием всё рассказываю и показываю. Но если я вижу, что человек совершенно не в теме, то я не буду ему что-то навязывать. Это самый простой способ потерять друзей.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email

Подпишитесь на

Рассылку

Мы обещаем не спамить, только самое важное из Экосферы!

Нажав кнопку «Подписаться», я соглашаюсь получать электронные письма от «Экосферы» и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера в соответствии со ст.18 ФЗ «О рекламе» от 13.03.2006 № 38-ФЗ.