Взгляд

Запахло жареным: как мясо разогревает планету

С мясом что-то не так. И дело не только в его пищевых и вкусовых свойствах, но и в экоклиматическом следе, который протянулся за мясным производством по всей планете. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, животноводство вносит 14.5% в общий «котел» антропогенных выбросов парниковых газов. Эта цифра сопоставима с эмиссиями транспорта — машины, корабли и самолеты ответственны за 16% выбросов. Рассказываем, почему домашний скот стал причиной раздора между человеком и Землей, есть ли пути примирения и как обстоят дела с животноводством в России.

Фото: James Sutton, unsplash.com

Мир мясоедов

Сторонников вегетарианства и веганства с каждым годом становится больше, но это не сильно влияет на глобальное потребление и производство мясных продуктов. Сегодня человечество съедает около 350 млн тонн мяса в год, что почти в пять раз больше, чем в 1961 году — хотя с тех пор население Земли выросло лишь в 2.5 раза. Согласно сельскохозяйственному обзору Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН  (Food and Agriculture Organization, FAO), в течение следующего десятилетия потребление животного белка повысится еще на 14%. Крупнейшим производителем мяса считается Азиатский регион, в частности — Китай, хотя еще 60 лет назад передовиками были Европа и Северная Америка.

Спрос на продукты связан не только с увеличением численности населения, но и с ростом доходов. Люди становятся богаче, потребляют больше калорий и чаще покупают мясо как более качественный источник белка и энергии. И если раньше это было характерно для развитых стран, то в последние два десятка лет на фоне экономического роста и у «отстающих» государств разыгрался аппетит. По прогнозам ФАО, к 2030 году потребление мяса вырастет на 30% в Африке, на 18% в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на 12% в Латинской Америке, на 9% в Северной Америке и на 0.4% в Европе. В развивающихся странах увеличится и доля производства — там будет изготавливаться 84% дополнительного объема мяса.

При этом ФАО отмечает, что повышение доходов ярче влияет на потребление мясных продуктов там, где население изначально беднее. В богатых странах подобная корреляция не сильна — люди уже достаточно сыты, а потому могут менять приоритеты в питании и думать о чем-то кроме выживания. Например, об этичности мясоедства, его влиянии на здоровье и проблемах окружающей среды. К тому же в Первом мире прирост населения невелик, а потому потребление мяса увеличивается медленно или выходит на «плато». При этом обеспеченность мясом на душу населения в богатых странах по-прежнему значительно выше. В том же Китае на одного человека приходится в два раза меньше мяса, чем в США или Австралии (50 против 100 кг).

В ближайшем будущем Земле придется кормить не только новеньких Homo Sapiens, которые вот-вот перешагнут порог в 8 млрд «особей», но и производить больше еды на душу населения. Однако достигать этих целей старыми способами будет не только сложно, но и опасно. Промышленное производство мяса неустойчиво на всех этапах — от выращивания корма до убоя скота. Разведение животных порождает две основные проблемы: изменение естественных ландшафтов и выбросы парниковых газов. 

Прожорливый стейк 

Половина пригодных для жизни земель (свободных ото льда и пустынь) используется для сельского хозяйства. Животноводство занимает 77% из них — сюда включены как пастбищные угодья с фермами, так и земли для выращивания корма. Эта площадь эквивалентна территории Северной и Южной Америки вместе взятых. Для сравнения: все наши города, деревни и прочая инфраструктура могли бы поместиться на кусочке земли размером с Ливию.

Чем больше мяса и калорий мы хотим получить от животных, тем больше их нужно кормить. Сегодня свыше трети мирового урожая растительных культур попадает в желудки домашнего скота. Ежегодно сельхоз животным необходимо около миллиарда тонн сои и кукурузы (самые популярные корма), не считая других продуктов — пшеницы, корнеплодов, бобовых.

Сбор урожая сои. Фото: James Baltz / unsplash.com

За последние 20 лет посевные площади под сою увеличись на 70 млн гектаров из-за повышенного спроса на корм, а 90% ежегодно получаемого урожая уходит на пищу скоту. Основные производители — Бразилия, США и Аргентина. Тяжелее всего приходится Бразилии и ее уникальным тропическим лесам и богатым на эндемичную флору и фауну экосистемам. Кроме того, Бразилия — один из самых главных экспортеров говядины, а крупному рогатому скоту необходимо место для выпаса, что неминуемо приводит к вырубкам. В период с 2006 по 2017 год было истреблено около 220 тыс. кв. км тропических лесов Амазонии и Серраду (самой биоразнообразной саванны мира) — эта площадь сравнима с половиной территории Франции. Большая часть земель была превращена в пастбища, а около 10% пошло на выращивание сои.
Уничтожение лесов не просто лишает людей «зеленых легких», но и «развязывает» углерод, хранящийся в почвах и растениях. Обезлесение и вспашка земель под сельхозугодья приводят к ошеломительным эмиссиям СО2. С 2015 по 2017 год из-за утраты древесного покрова в тропических странах атмосфера «проглотила» 4.8 гигатонн углекислого газа — это сравнимо с эмиссиями 85 млн автомобилей, выпускаемыми за весь срок их службы.

Монокультурные плантации, сменяющие леса, истощают земли — в них остается меньше питательных веществ, что со временем приводит к разрушению плодородного слоя. Из-за этого фермеры вынуждены использовать больше удобрений и пестицидов, которые, в свою очередь, загрязняют почвы, поверхностные и грунтовые воды. Мировое использование пестицидов с 1990 года увеличилось вдвое, и теперь для борьбы с сорняками и насекомыми применяется более 4 млн тонн «химии» ежегодно. В той же Бразилии сейчас используется в 9 раз больше пестицидов, чем 30 лет назад.

Почему уничтожают леса Амазонки и как это касается всех нас?

Дикой природе тоже приходится несладко — сегодня 94% биомассы млекопитающих (кроме человека) составляет сельскохозяйственный скот. Из 28 тысяч видов, находящихся под угрозой исчезновения и числящихся в Красном списке МСОП, сельское хозяйство угрожает 24 тысячам.

Не в коня корм

Парадокс: животноводство использует больше всего земель в сельском хозяйстве, но при этом дает человечеству лишь 18% калорий и 37% белка — остальные потребности закрывают другие продукты. Один гектар рисового или картофельного поля может кормить 19-22 человек в течение года. Такая же площадь, занимаемая коровами или баранами, сможет обеспечивать едой максимум двух человек. Чтобы вырастить килограмм говядины необходимо выделить около 326 м² сельскохозяйственных территорий, больше только для баранины — 370 м². Для сравнения: на выращивание килограмма риса нужно 2.8 м², тофу — 3.52 м², картофеля — 0.88 м².

Кроме того различные виды мяса имеют разную энергоэффективность — этот показатель говорит о том, насколько хорошо потребляемый скотом корм превращается в продукты животного происхождения. Самый высокий КПД у домашней птицы — 13%, самый низкий у говядины — 1.9%. Это значит, что лишь 13% и 1.9% калорий, содержащихся в растительных кормах, были преобразованы в мясо, а энергетические потери составили 87% и 98.1% соответственно.

Площадка доращивания месячных поросят Родниковского свинокомплекса в Челябинской области. Фото: Александр Кондратюк / РИА Новости

Зло в коровьей шкуре

Согласно исследованию 2018 года, пять мясо-молочных гигантов — JBS, Tyson, Cargill, Dairy Farmers of America и Fonterra — совместно производят больше выбросов в год, чем крупные нефтяные игроки, такие как Exxon, Shell или BP. По оценкам ФАО, 45% выбросов, связанных с животноводством, приходится на производство и переработку кормов, 39% — на кишечную (энтеральную) ферментацию жвачных животных — коров, овец, коз, 10% — на хранение и обработку навоза, а все остальное — на переработку и транспортировку мясных продуктов.

В процессе пищеварения жвачного скота участвуют бактерии, которые разрушают клетчатку растений, переваривают ее и выделяют метан. Животные почти весь CH4 срыгивают, а остаток выходит при флатуленции — выделении газов. Выбросы от энтеральной ферментации во многом зависят от качества корма. Чем больше в рационе плохо перевариваемых, грубых ингредиентов, тем больше метана отправляется в атмосферу.

Метан — опасный парниковый газ или ключ к решению климатического кризиса

В производстве мяса основные выбросы приходятся именно на метан — его доля среди всего объема парниковых газов от сектора животноводства составляет 44%. Остальное — оксид азота (29%) и углекислый газ — (27%). Потенциал глобального потепления у метана и оксида азота в 28 и 265 раз выше, чем у СО2. Это значит, что по сравнению с диоксидом углерода, они эффективнее удерживают тепло и заставляют планету «потеть» сильнее.

Оксид азота выделяется из навоза, который «производят» не одни только коровы, а весь скот. Разлагаясь, навоз выпускает в атмосферу смесь из оксида азота, метана, серы и аммиака. Эмиссии выше, когда он хранится и обрабатывается в жидком виде — в открытых резервуарах и навозных ямах, которые часто переполняются, а «отходы» просачиваются в водные артерии. В системах, предполагающих хранение в сухом виде, уровень выбросов ниже. Также выбросы парниковых газов образуются при производстве минеральных удобрений, эксплуатации оборудования и техники, сборе, переработке растительных культур в пригодные для употребления корма и их транспортировке. Логистика касается не только еды для животных, но и самого скота — его перевозят либо живым, либо в виде мяса. Грузопоток будет только расти — развивающиеся страны станут импортировать больше, ведь спрос уже превышает местное предложение.

Скотный двор 

Как и любая глобальная промышленность, производство мяса имеет последствия не только для окружающей среды, но и для людей. Расширение пастбищ и пахотных земель сужает жизненное пространство коренных народов. Агропромышленные холдинги либо прогоняют их с земли открыто, либо создают невыносимые условия. Также промышленное сельское хозяйство отвоевывает «хлеб» у кочевых сообществ, практикующих скотоводство, основанное на «мирном» взаимодействии с экосистемами. Нередки конфликты из-за воды: пресные источники загрязняются удобрениями и пестицидами с полей.

По подсчетам Всемирного банка, каждый пятый человек в мире полагается на домашний скот как на основной источник дохода. Мелкое животноводство помогает заработать на жизнь многим женщинам в сельских общинах. Но в крупных мясомолочных компаниях условия труда оставляют желать лучшего. Массовые заражения коронавирусом — самое малое, с чем приходится сталкиваться работникам. Низкая заработная плата, 11-14 часовой рабочий день и нестабильная занятость — цена, которую людям приходится платить за то, чтобы поставлять миру дешевое мясо.

Пастух с овцами возле Белой скалы в Крыму. Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

Их даже не съели

Животные умирают не только от вспышек заболеваний вроде коровьего бешенства, птичьего гриппа и африканской чумы свиней. Многие уходят из жизни, не успев попасть на бойню. Только в Германии до 200 тыс. телят и 45 млн цыплят убивают лишь из-за того, что они слишком слабо набирают вес, а значит в будущем не смогут принести достаточно мяса. Поросята часто погибают при рождении или в первые дни жизни, потому что свиноматка не способна прокормить весь помет, который за последние десять лет увеличился до 15-20 голов «благодаря» селекционерам.

Дальнейшие «мясоутраты» происходят на разных этапах: разделка туш, торговля, потребление. В 2016 году таким образом было потеряно 11.9% мирового объема мяса — это сравнимо со 115 млн голов крупного рогатого скота. Ежегодно треть производимой в мире еды отправляется на свалку. Мясо и молочные продукты из-за небольшого срока годности составляют значительную часть этого мусора. На полигонах мясо вновь становится источником выбросом парниковых газов, в частности — метана.

Российский контекст

За последние 60 лет производство мяса в России переживало взлеты и падения. Самый резкий упадок наблюдался в 90-ые. Если еще в 1991 году РСФСР изготавливала 9.3 млн тонн мяса, то к 2001-му производство обвалилось вдвое — до 4.4 млн тонн. Но с тех пор темпы возросли и превысили советские показатели. По данным экспертно-аналитического центра агробизнеса, в 2019 году Россия произвела 10.8 млн тонн мяса. Однако за эти 30 лет изменилась структура потребления — во времена СССР доминировала говядина, сейчас — курятина. Производство коровьего мяса так и не восстановилось и продолжает сокращаться.

В 90-е снизилось потребление, производство и торговля продуктами животноводства, многие пахотные земли были заброшены и «связывали» углерод. Что, согласно недавнему исследованию, привело к сокращению выбросов на 7.6 млрд тонн СО2-экв. с 1992 по 2011 годы. Однако исследователи отмечают: с текущим преобразованием продовольственных систем в России восстановятся и эмиссии от животноводческого сектора. Пока же вклад нашей страны в общемировые выбросы парниковых газов от животноводства невысок — он в 20 раз меньше, чем в Латинской Америке, согласно оценке ФАО.

Что можно сделать

Сегодня существует две основных идеи, призванных сократить выбросы животноводства. Первый постулат — есть меньше мяса. В начале этого года Билл Гейтс заявил, что «все богатые страны должны перейти на 100% синтетическую говядину». Однако беднейшие государства мира вряд ли уже завтра станут есть мясо из пробирки или его растительные аналоги. Отсюда следует второй постулат — повышать эффективность животноводства. Причем начать стоит с «отстающих» стран, куда еще не проникли технологии генной модификации животных, качественная ветеринарная помощь и улучшенные корма. Это поможет получать больше мяса на душу населения и сократить выбросы метана.

Еда для скота должна быть питательной и одновременно легко усваиваться. Если кормление происходит на пастбищах, нужно выбирать правильные культуры для посадки и поддерживать здоровье почвы, внедрив севооборот. Для кормления животных в загонах разрабатываются специальные добавки. Например, стартап Mootral производит корм из чеснока и цитрусовых — он сокращает выбросы метана на 30%. Компания Agolin создает добавку на основе эфирных масел, а Starbucks уже планирует покупать молоко от коров, которых кормили этой разработкой.

Существуют и другие способы снижения выбросов: повышение энергоэффективности, использование установок анаэробного сбраживания навоза для получения биогаза. Также непригодную для употребления человеком биомассу — пищевые отходы — можно превращать в корм для скота. Согласно новому исследованию, эти усилия окажут большее воздействие на сокращение парниковых газов, чем просто призывы к отказу мяса — одно без другого работать не будет.

Мясо из пробирки — экологичная еда будущего?

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в telegram
Поделиться в whatsapp
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в email